MAGNAVOX ODYSSEY

MAGNAVOX ODYSSEY — Первая домашняя игровая приставка, названная в честь эпической поэмы, ознаменовала начало революционного путешествия, оправдав свое название.
Magnavox Odyssey была первой в мире домашней игровой приставкой.

Ее логотип в стиле Кубрика и гладкий искривленный черно-белый корпус, похожий на приборную панель космического корабля, были настоящей научной фантастикой, отголоском мифологической поэмы, название которой она позаимствовала.

И все же, какое еще слово можно было бы использовать для запуска совершенно новой развлекательной среды и переосмысления возможности телевизора? Одиссея: путешествие в неизвестное, плавание, полное опасностей и рисков, чудес и торжеств, тех же самых слов, которые составляют основную привлекательность самой видеоигры. Жизненный путь приставки Odyssey действительно начался с этих слов, хотя в данном случае опасности и риски были далеко не виртуальными.

Август 1938 года. Ральф Баер, шестнадцатилетний еврей, бежит из Германии со своей семьей за три недели до Хрустальной ночи, во время которой нацисты сменили холодное угнетение горячим насилием и геноцидом. После своего благополучного прибытия в Нью-Йорк Баер изучает технологии телевидения и радио, а затем начинает работать на военного подрядчика Loral Electronics. Именно там в 1951 году Баеру и нескольким его коллегам поручили создать телевизор с нуля. Тестовое оборудование проецировало на экран горизонтальные и вертикальные линии, заполняя их цветами. Баер мог передвигать эти линии вверх и вниз и думал, стоит ли встроить эту функцию в телевизор, не обязательно в качестве игры, а в качестве способа отвлечься от надоевших телевизионных передач. Команда отклонила идею, но Баер никогда не забывал оданной концепции.

Пятнадцать лет спустя Баер возглавил отдел дизайна и перспективных разработок в компании Sanders Associates в Нью-Гемпшире. В августе 1966 года во время командировки в Нью-Йорк идея, возникшая в 1951 году, снова завладела его сознанием. Сидя на автовокзале Ист-Сайд после работы, Баер начал формулировать идею игрового устройства, подключаемого к телевизору.

Проблема заключалась в том, что компания Sanders Associates занималась исключительно военными тех-
нологиями, поэтому Баер воспользовался своим служебным положением, чтобы тайно начать работу над проектом, который он назвал Channel LP, или Let’s Play. Заняв кабинет на шестом этаже офисного здания, Баер поручил работу над этим проектом Биллу Харрисону, технику компании Sanders. Несколько недель спустя Баер пригласил Билла Руша присоединиться к проекту в качестве главного инженера, и они втроем втайне продолжили работу.

Баер показал прототип Герберту Чапмену, корпоративному директору по исследованиям и развитию, который предоставил команде грант в размере 2 тысяч долларов и дал пять месяцев на то, чтобы доработать идею до готового продукта. Однако, несмотря на маленькие победы Баера, компания Sanders не смогла привлечь в качестве партнера телевизионную компанию, обладающую достаточным опытом, и работа над проектом была приостановлена. В конце 1969 года Баер представил консоль Brown Box целому ряду производителей телевизоров, среди которых были General Electric, Magnavox, Motorola, Philco, RCA и Sylvania, в надежде на то, что сходство компонентов приставки и телевизора убедит кого-нибудь присоединиться к работе над проектом. Однако никто так этого и не сделал.

Вскоре Билл Эндерс, один из директоров компании RCA перешел в компанию Magnavox и убедил своих новых работодателей еще раз взглянуть на систему. Баер, Харрисон и Руш снова продемонстрировали свою машину, и на этот раз руководство компании Magnavox сказало «да». Компания — производитель телевизоров подписала предварительный контракт в январе 1971 года — еще до реконструкции корпуса и переименования проекта Skill-0-Vlsion в Odyssey.

Приставка Magnavox Odyssey была выпущена в мае 1972 года и поставлялась в комплекте с двенадцатью играми, включая игру Ping-Pong, которая позднее вдохновила компанию Atari на создание игры Pong.

К ужасу Баера, первоначальная цена в 19,95 доллара увеличилась до 99,95 доллара, однако, несмотря на высокую стоимость, к началу 1974 года через торговые представительства компании Magnavox было продано 200 тысяч консолей.